Your browser (Internet Explorer 6) is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this and other websites. Learn how to update your browser.
X
Заметка

Семья – угроза или защита для женщин?

thumbnail

Раз за разом звучат в последние годы очень эмоциональные призывы принять в России специальный закон о профилактике насилия в семье. «Нужен федеральный закон о профилактике насилия в семье и помощи пострадавшим от него. В настоящее время его нет», – утверждает Салия Шарифьяновна Мурзабаева – доктор медицинских наук и член Комитета Государственной Думы РФ по охране здоровья – в статье «Не частное дело семьи» [1]. И многие политические и общественные деятели рутинно повторяют это же утверждение.

Заявляется даже следующее: «По данным правозащитной организации “Международная амнистия”, каждый год в России в результате супружеского насилия гибнут 14 тыс. женщин, т.е. одна женщина каждые 40 минут» [2].

Воспроизводя эту информацию в публикации 2011 года, авторы забывают упомянуть, к какому времени она относится.  Заимствована она из исследования, опубликованного «Международной амнистией» в 2005 году, а его авторы взяли ее из периодического доклада Российской Федерации в Комитет ООН по ликвидации всех форм дискриминации женщин 1999 года, где данные приводятся за отчетный период – 1994-1998 гг.

Надежность приведенной в этом докладе информации сомнительна, что видно уже из полной цитаты (III.В.6): «Остается серьезной проблемой жестокое обращение и насилие в отношении женщин, особенно бытовое насилие в семье. Ежегодно 14 тысяч российских женщин погибает от рук своих мужей или других родственников. Социологические опросы свидетельствуют, что 30% женщин, состоящих в браке, регулярно подвергаются физическому насилию. Ситуация усугубляется отсутствием статистических данных, а также отношением органов правопорядка к этой проблеме не как к преступлению, а как к “личному делу” супругов» (выделение мое). Иными словами, приведенная цифра не основана на точных статистических данных, которые отсутствуют, а является чьей-то экспертной оценкой, как и утверждение про «30%». Отметим и то, что «Международная амнистия» явно передергивает, превращая в «супружеское насилие» насилие «от рук мужей или других родственников».

Впрочем, возможно, что данные и были верны. Но тогда они очень сильно устарели. Ведь, согласно действительно имеющимся статистическим данным, с каждым годом в России гибнет в связи с преступными посягательствами (и речь тут об общем числе, включающем и жертв домашнего насилия) все меньше женщин. Так, по данным Госкомстата России в 2009 году всего по России погибло в результате преступных посягательств 8,9 тысяч женщин, в 2010 – 8,7 тыс., в 2011 – 8,6. Число таких жертв, кстати, с каждым годом падает (Рис. 1) [3]. И это, заметим, происходит без всяких специальных законов. Собственно, с 2005 до 2011 г. число женщин, погибших в результате преступных посягательств, сократилось почти вдвое (в 1,8 раз).

Slide_5

Рисунок 1

Но важно другое. Дело в том, что не существует прямой связи между тем, что женщины часто страдают от насилия, и «актуальностью» именно проблемы насилия в семье. Ведь очевидно, что женщины подвергаются насилию далеко не только в семье – это происходит в самом разном окружении. И, по справедливости, чтобы говорить об ужасном уровне именно «насилия в семье», подчеркивать эту проблему, настаивать на необходимости принятия особых законов по профилактике именно семейного насилия и так далее, нужно было бы сперва показать, что именно «семейное насилие» – главная составляющая проблемы насилия над женщинами.

Иными словами, для этого нужно было бы показать, что именно женщины, имеющие семью, т.е. состоящие в браке, чаще всего страдают от насилия – причем преимущественно со стороны мужа и других членов семьи. Если такое утверждение верно – то постоянные разговоры о насилии в семье и о необходимости сосредоточить усилия на его профилактике – могут быть оправданными. Если нет – то они, очевидно, неоправданны и либо являются результатом недостаточных знаний, либо преследуют совершенно посторонние цели.

Хотя, как вполне верно было отмечено в процитированном мною выше официальном докладе, мы имеем дело с «отсутствием статистических данных», возможность проверить эти две гипотезы все же есть. И эта проверка, хотя и не на российских цифрах, вполне убедительно демонстрирует абсолютную ошибочность утверждений о том, что надо выделять именно «семейное насилие» в какую-то особую категорию преступлений.

В большинстве стран, из соображений политкорректности, статистика случаев насилия над женщинами не разбивается по типам семейного окружения, а все случаи такого насилия относятся к категории «насилие со стороны партнера». Однако такая разбивка, тем не менее, существует – во вполне официальной статистике США (Бюро юридической статистики Министерства Юстиции).

И эта статистика четко демонстрирует простой факт: семья, соединенная браком, является наиболее безопасной средой для женщины с точки зрения ее защищенности от насилия.

На рис. 2 показаны данные о среднем уровне виктимизации со стороны интимных партнеров женщин старше 12 лет, распределенных по семейному положению (т.е. среднегодовое число жертв в соответствующей категории за год на 1000 людей из данной категории) за 2001-2005 гг.

Slide_1

Рисунок 2

Совершенно очевидно, что в наибольшей безопасности оказываются замужние и вдовые женщины, – т.е. те, кто живет или жил в браке (без чего никак невозможно стать вдовой). Кстати же, для мужчин, в плане насилия со стороны интимных партнеров, брак тоже, по данным из того же источника, – самое безопасное место.

По тем же данным нетрудно убедиться, что риск стать жертвой насилия со стороны партнера для замужней женщины в 34 раза ниже, чем для расставшейся с партнером, почти в 9 раз ниже, чем для разведенной, и в 4,5 раза ниже, чем даже для женщины, никогда не состоявшей в браке. Думается, этих данных достаточно, чтобы судить о степени правдивости тех, кто пытается представить именно семью как основное место насилия.

Slide_4

Рисунок 3

На рис. 3 приведен график, из которого очевидно, что это соотношение остается вполне устойчивым в динамике в разные годы и по существу не изменялось.

Однако, как говорят в рекламе, и это еще не все. Ознакомившись с официальной статистикой по жертвам насильственных преступлений вообще (а не со стороны интимных партнеров), можно убедиться в справедливости привычных и традиционных представлений о том, что брак и наличие мужа – это защита и убежище женщины.

Slide_2

Рисунок 4

На рис. 4 приведены данные об уровне числа всех насильственных преступлений против женщин (на 1000 представителей соответствующей группы) в 2009-2011 г., распределенные по семейному положению. Из диаграммы очевидно, что реже всего жертвами преступлений насильственного характера, независимо от того, кем является преступник и связан ли он с семьей жертвы, становятся замужние и вдовые женщины. Никогда не состоявшие в браке и разведенные женщины в среднем становятся жертвами насильственных преступлений в 3 раза чаще замужних, а женщины, расставшиеся с партнером, – примерно в 10 раз чаще замужних.

Slide_3

Рисунок 5

На рис. 5 приведены аналогичные данные по жертвам изнасилований. Как мы видим, что тут уровень безопасности брака в сравнении со всеми иными жизненными ситуациями женщины еще выше.

Можно много говорить о том, по каким же причинам самое безопасное место для женщины – семью и брак – нам пытаются представить в виде самой главной угрозы для нее. Но я здесь от этого воздержусь, взамен отослав читателя к прекрасной и весьма подробной статье профессора Стивена Баскервиля «Равенство полов и проблема прав человека», недавно опубликованной на сайте нашего аналитического центра.

Важно другое. Понятно, что бывают самые разные конкретные ситуации. Понятно и то, что приведенные данные говорят не о причинно-следственной связи, а лишь о корреляции. Но можно точно сказать, что в масштабах общества традиционное представление о браке и замужестве – как о защите и убежище, хранящих женщин от угроз и опасностей этого мира, остается вполне справедливым.

Дикие случаи, когда в семье совершаются преступления против женщин, конечно, имеют место – и они совершенно недопустимы. Но нет никаких причин придавать этой категории преступлений какое-то совершенно особое значение, создавая «под них» специальные законы, тем более – профилактические. Что необходимо – так это обеспечить нормальную «работу» криминального законодательства и правоохранительной системы в случае, когда происходит любое настоящее преступление, и адекватную помощь его жертвам.

P.S. Предвижу, что к приведенным статистическим данным могут последовать возражения: мол, число жертв среди расставшихся с партнером или супругом потому и выше, что те, кого не подвергают насилию, остаются в браке, а те, кого подвергают, уходят из семьи. На это могу лишь ответить, что для подобных же данных Бюро юридической статистики за 1992-2001 годы был проведен подсчет, устраняющий это возражение. И выяснилось, что матери с детьми, которые когда либо состояли в браке (замужние, разведенные, расставшиеся с мужем), становились жертвами домашнего насилия все равно в два с лишним раза реже, чем никогда в браке не состоявшие.  В два с лишним раза реже они становились и жертвами всех вообще преступлений. Ознакомиться с этими данными, при желании, можно здесь (на англ. языке).

 


[1] Мурзабаева С. Ш. Не частное дело семьи (беседовал Л. Горяинов) //  Парламентская газета. – 2011. – 15 июля. – С. 7

[2] Шикула И. Р. Виктимологическая профилактика семейно-бытового насилия в отношении женщин: проблемы и перспективы развития // Российский следователь. – 2011. – № 21. – С. 26-28

[3] Источник данных – Российский статистический ежегодник, 2012.

Комментировать  

имя*

e-mail*

сайт

Отправить комментарий

*